Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ЧЁРНЫЙ БУБЛИК, ЧЁРНЫЙ БУБЛИК…

Новая песня Петра Пустоты
…Ведь у меня есть чёрный бублик,
Он всегда со мной.
Ведь у меня есть чёрный бублик
Быстрый и шальной.
Ведь у меня есть чёрный бублик,
Бублик заводной.
Садись смелей, девчонка,
Покатаемся с тобой.

Collapse )
Based on original

«ПРОВИНЦИАЛЫ» «ПОКОРЯЮТ» «СТОЛИЦУ»

Вчера переключая каналы натолкнулся на новый сериал «Линии судьбы» по телеканалу «Россия». Сначала меня заинтересовала песня «Аукцыона», под которую шли титры; я просто решил дослушать ее до конца, а потом переключиться на что-нибудь другое. Ну а после выяснилось, что голосом Леонида Федорова пел загримированный под провинциального «хиппи» персонаж, и саму песню он затем всем выдавал за свою собственную. Это уже становилось забавным, ведь автор прекрасно известен тем, кто попадает в целевую аудиторию сериала, и я решил последить за потугами этого персонажа чуть дольше, чем изначально рассчитывал. Впрочем, сейчас я не об этой натяжке хотел рассказать, она-то как раз диктуется сериальным жанром и на нее можно не обращать внимания, а совсем о другой.

Насколько я понял, — смотрел вполглаза, в качестве фона для иных занятий, — сериал «Линии судьбы» в основном посвящен тому, как «провинциалы» пытаются «покорить столицу», а им в этом мешают надменные «москвичи». И тут уже в полную силу начинается отработка мифов: о мегаполисе как таковом, о москвичах, об амбициях людей «из регионов» и так далее. Это можно обыграть элегантно и с любовью, как в «Покровских воротах», а можно топорно и с пошлым пафосом, как в «Ландыше серебристом». В сериале «Линии судьбы», — опять же в силу жанра, — это делается в стиле Папы Карло, и не случайно сериальные «провинциалы» выглядят буратинами, жертвами сценаристов. Беда в том, что те модели поведения, которые задаются в подобных поделках, потом повсеместно используются в настоящей жизни. И пресловутое «покорение столицы» из банального переезда в другой город (пусть на первый взгляд больше, чище и богаче), превращается в ритуал: «ах, наконец-то я в Москве!», «ах, первый шаг на московскую землю!», «ах, тут никто не любит провинциалов!» и так далее. По вере и воздается…

ФОТО НА ПАМЯТЬ: ГАРЕМ В ТОЛМАЧЁВО

7 июня в новосибирском аэропорту Толмачёво пассажиров рейса Москва-Новосибирск встречал небольшой «гарем», при котором был «султан» с костяной ногой и совсем не бутафорский духовой оркестр. Время — 5.30.

Collapse )

Оркестр играл «Прощание славянки», «Катюшу» и другие замечательные композиции. У девочек под полупрозрачными шароварами было красиво.

ОБЩЕЕ ДЕТСТВО: ПИОНЕРСКИЙ ЛАГЕРЬ

Как известно, пионерские лагеря раньше были «ведомственными учреждениями детского отдыха», и меня, в силу профессиональной принадлежности семейства, каждый год отправляли в лагерь имени какого-то прославленного героя-связиста. Этот герой (Путилов?), пожертвовав собой, добрался под бомбёжкой до разорванного провода связи, и, скрепив его зубами, помер, тем самым обретя бессмертие в названии пионерского лагеря.

Каждое утро над лагерем раздавалась побудка, которую мы по старой традиции называли «горном». Мелодия побудки была незамысловатой, и на неё, неизвестно кем и когда, были сочинены столь же незамысловатые стишки:
Подъём, подъём!
Штанишки одиём!
А то твои штанишки
Утащат ребятишки!
И мы натягивали штанишки и бежали на утреннюю зарядку под одноимённую песню Высоцкого. Выполняли правильно движения.

Иногда мы всем отрядом ходили к заливу купаться в «лягушатнике». Путь был долгий, через коровье поле, земляничные поляны и сосновый бор, и только минут через тридцать перед нами открывалось настоящее Обское Море. Ребята постарше безнаказанно бегали туда ночью или во время «тихого часа», а малышам такое счастье было недоступно.

Одним из главных развлечений каждого заезда была, конечно же, игра «Зарница». Обиднее всего было младшим отрядам, поскольку старшие товарищи прикола ради догоняли зазевавшихся малышей и срывали пришитые к рубашонкам бумажные погоны. Малыши неутешно рыдали и бежали обратно в свой корпус, где их наспех восстанавливали в звании пьющие пиво вожатые, после чего всё повторялось по второму кругу.

А в последнюю ночь перед отъездом домой лагерь обычно не спал. Таясь, стараясь не выдать ничем своего присутствия, по территории бегали вооружённые зубной пастой диверсанты. Вот радости-то было утром!..